Category: путешествия

Category was added automatically. Read all entries about "путешествия".

Kozhanyj Chulok

На Илемше кипела жизнь. (краеведение)

Боровка, Нуса, Парник, Пиштань, Юронга, Илемша... Эти и другие названия лесных поселков и кордонов еще в памяти многих жителей пожилого возраста нашего Шарангского района.


7cc46ff3bad72b713b5d775909b5b6a5


Это часть нашей истории, сопряженной с нелегкими испытаниями. Непросто было среди моря древних лесов с множеством петляющих заболоченных речек и ручьев поставить добротные дома-бараки, прорубить просеки-дороги и на отведенных делянках производить заготовку ценной древесины. Продукция лесорубов была очень нужна поднимающемуся после военной разрухи народноиу хозяйству. Поэтому государство выделяло деньги и на строительство лесовозных железнодорожных путей и на улучшение быта лесорубов. Снабжение рабочих продуктами питания, одеждой, мебелью и многим другим производилось через специальные отделы, поэтому в магазинах ОРСов можно было беспрепятственно произвести то, что в РайПОвских торговых точках было в дефиците. Возможность заработать и сносно жить (магазины, детсады, школы) привлекали в лесные дебри с их неизбежным гнусом и мошкарой людей креативных, ищущих романтики и обустройства своего семейного гнездышка. Вот и семья Огородниковых-Ивана Николаевича и Веры Ивановны с двумя маленькими девочками прибыли в начале 60 г. в поселок с названием Юронга, что на речке Илемша на границе Шарангского и Воскресенского районов. Поселок существовал уже десяток лет. И вот, более чем через пять с половиной десятков лет старшая дочь, теперь уже Людмила Ивановна Николаева расказывает о прекоасной жизни на дальнем лесоучастке. Детская память не сохранила ничего негативного: любовь и забота родителей, доброжелательные отношения между соседями и сверстниками, красота зимнего леса и прохладная водица лесного ручья... Поселка того на обжитой когдато речке Илемше, левом притоке Юронги нет уже давно - с жаркого лета 1972 г.
Жизнь пролетела: институт, работа инженером-конструктором, муж - мастер спорта по туризму, что еще крепче связывало их семью(совместные походы, сплавы по рекам...) и все сильнее хотелось побывать в том месте, где жизнь казалась настоящим раем. И чтобы обязательно запечатлеть это место каким-либо памятным знаком, чтобы случайные путники-собиратели даров леса, охотники и туристы знали, что здесь когда-то кипела жизнь. " Дорогу осилит идущий"- организатором поездки выступил Иван Иванович Куклин, не по наслышке знающий леса и жизнь лесозаготовителей. Дорога до бывшего лесоучастка ему хорошо известна - здесь угодья охотничьего хозяйства. Небольшой домик, беседка - все это построено недавно. Из прошлой жизни - пруд. Плотина полуразрушена, но вода не ушла благодаря стараниями бобров. На водной глади ряска, а на ней четкий след убегавшего от людского появления лося, а спугнула его Людмила Ивановна, выбиравшая место для установки знака.
Памятный знак установили на берегу пруда рядом с березами которые выросли судя по их виду уже послетого, как жители покинули поселок. В тени белоствольных красавиц берез остался стоять знак в виде четырехгранного столба с вырезанными датами "1947 - 1972" и названием"Юронга - Илемша" Изготовлен он руками Геннадия Петровича Николаева, внука Людмилы Ивановны из туи западной росшей до поры, до времени на их дачном участке и перенесенной в память о родителях и всех тружениках леса на землю, хранящую историю рода, народа, страны. В своем творении Г. П. Николаев выразил очарованность вятским фольклором самой что ни на есть таежной глубинки: изобразил на знаке символ древнейшего обитателя окрестных лесов - "Диконького". В Вятско крае широко были распространены устные рассказы-страшилки про "Диконьких", которые якобы властвовали в лесных дебрях - могли показаться и напугать, могли увести человека в такую чащу, что и не выбраться самостоятельно и наоборот, если хорошенько попросить, да с добром к ним отнестись, то помогали отыскать верную дорогу к дому (https://ozhiganov.livejournal.com/4653.html). Вот и охраняет  теперь этот сказочный персонаж вместе с бобрами своё былинное лесное царство.

На фото редактор районой газеты из Воскресенского р-на А. Н. Грачев, учитель-краевед И. Н. Коротаев, автор Т. В. Петунина, супруги Николаевы, четвероклассник Илья Синцов.  Фото И. И. Куклина
По материалу газеты "Знамя Победы" Шарангского р-на Нижегородской обл. №62 от 2018 г. ( в сокращении)

Прим. Это не первое посещение Г. Николаевым  бывшего лесоучастка Илемша. Несколько лет назад Г. Николаевым была предпринята попытка восстановить запруду на ручье, образуюшем пруд на территории лесоучастка, к сожалению безуспешная. Правда уровень воды в определенной степени поддерживают природные гидростроители: бобры. Также на некоторых деревьях были укреплены металлические таблички с выгравированными надписямио том, что эдесь был поселок Илемша.
Kozhanyj Chulok

Нечаянное путешествие.

                                                                                            Чудная картина, Как ты мне родна:
                                                                                                    Белая равнина, Полная луна,.
                                                                                                   Свет небес высоких,
                                                                                                    И блестящий снег, и саней
                                                                                                    далеких,
                                                                                                    Одинокий бег.
                                                                                                  А. Фет.

                                                                                                                                                                                                           

Начало февраля невероятно далеких семидесятых годов 20 века. Шли зимние студенческие каникулы и  зима была вполне себе настоящей.
 Продолжительные двадцатиградусные морозы ни у кого не вызывали удивления. Сугробы были наметены выше человеческого роста. В иных местах через изгородь можно было запросто перебраться не снимая лыж. Переновы давно не было, но каждое утро  отправлялся я на Барышненское поле по заячьм и лисьим следам, иногда удавалось заполевать коричневато-белого русака или кумушку лису в богатой зимней шубе. Гордый добычей, возвращался домой не огородами по накатанной лыжне, а старался пройти по большей части деревенской улицы, но к моей некоторой досаде свидетельницей моих охотничьих подвигов бывала только соседка тётка Паня. К сожалению, уже в то далекое время наша Старая улица становилась безлюдной. К обеду, обычно, приходил я домой. Мать доставала из печи чугунки с наваристыми щами из кислой капусты со свининой, тушеную картошку с зайчатиной, ставила деревянную плошку  соленых груздей с луком, заправленных ароматным льняным маслом, наливала молока.  После сытного обеда забирался на печь, обкладывался старыми журналами "Вокруг Света", пытался что-то читать уже читанное , но быстро засыпал на пару с котом. Просыпался довольно быстро, так как начинало припекать от нагретых кирпичей хорошо натопленной печи.  Одевал валенки, свой дембельский бушлат, брал топор и выходил на улицу. Перед окнами  со стороны проезжей части улицы лежали распиленные на чурбаки берёзовые хлысты. Попилили мы их с братом и с его другом Мишей Лаптевым (Царства Небесного обеим) еще  в мой первый каникулярный день. Промороженные чурбаки кололись очень легко и я надеялся растянуть молодецкую забаву на все оставшиеся дни каникул. К наступлению сумерек одевал беговые лыжи  и мчался по своей лыжне до Большой старицы и обратно. Это километра два с половиной, если в один конец. К концу каникул мои старые, школьных лет,  лыжи пришли в полную негодность.
В тот памятный мне вечер поужинали, как обычно, около 18 часов . Мать возилась на кухне, мы с отцом смотрели черно-белый телевизор. Сносно показывала только Первая программа, что с Йошкар - Олы, что с Шахуньи, без разницы, но и этому были рады. Неожиданно раздался стук в окно. Я вышел. В полосе света от кухонного окна стоял незнакомый мужчина средних лет, от него ощутимо припахивало алкоголем. Несмотря на это , я пригласил его в дом. Отец узнал этого человека и расспрашивал его, что же случилось. Мужчина со своей женой ездили на лошади из Танайки в Барышники на свиноферму за поросятами, погостили у родственников, на обратном пути мужчину развезло от выпитого алкоголя и он, неизвестно как свернул с накатанной дороги в луга и лошадка вывезла их в наш огород, где  залезла по грудь в сугроб, наметенный в малиннике и встала. Мы с отцом оделись и сопровождаемые мужчиной прошли в огород, где понуро стояла обессиленная лошадь. В санях, закутанная в тулуп , спала женщина в обнимку с мешком, в котором были пара поросят. С трудом мы выкатили сани из малинника и под уздцы вывели лошадь на дорогу. Захрюкали потревоженные поросята. Мужчина уселся в сани, взмахнул возжами, лошадка дернула, а извозчик тут же очутился на снегу. Я остановил лошадь, помог мужчине сесть в сани, надел на голову свалившуюся шапку-ушанку.  Отец сказал мне:  Иван, проводи -ка их до Танайки, а то кабы беды не случилось. С морозом шутки плохи. Слово отца - закон. Так началось мое нечаянное путешествие на лошади в Танайку.
img_215
По накатанной дороге лошадка понеслась рысью. Свернули в прогон  мимо дома Зайцевых, Михаила Лаптева, миновали конный двор с конюховкой, ферму и вот Старая Рудка уже позади. Впереди послышались голоса. Группа Танаевской молодёжи шла в Старую Рудку в клуб, еще в тот, старый деревянный. Были тут Глушковы, Подоплеловы, Бахтины, не помню, кто еще. Моё предложение проводить подгулявших односельчан до дому понимания не встретило, так и покатил я до самой Танайки. Вспомнилась старинная русская охота на волков с поросенком. И смешно мне стало оттого, что поросят у меня в санях целых четыре. Скоро показались огни Танайки. Я растолкал мужчину, и он показал мне свой дом. В доме везде горели электрические лампочки. Меня встретила высокая пожилая женщина, молча отворила ворота ограды. Я заехал в ограду, распрег лошадь, бросил ей навильник сена и не дожидаясь слов благодарности от моих подопечных и суровой пожилой женщины, пошел домой. Шел быстро, иногда переходя на бег и не встретилось мне ни волков, ни людей на пустынной зимней ночной дороге. Дома, рассказал родителям подробности о своём нечаянном путешествии, но  к сожалению не рассспросил отца: Кто же были эти люди, невольные виновники моего такого довольно увлекательного  зимне-ночного путешествия на лошади  в деревню Танайку.
Попил чаю с мёдом, подзаправился еще жареной на свином сале картошкой и улегся спать и как провалился в сон и снились  заснеженные поля, где ждали меня вечно чудесные охотничьи переживания.
Ах как тепло и уютно мне было в родительском доме.

иллюст. из книги Д. Зуева "Времена года".
DSCF2542
.
Деревня Танайка в октябре 2014 года. .
Kozhanyj Chulok

Сто вёрст по реке, или возраст не помеха.

Известный в наших краях сплавщик и пешеход В. Кузьмин насчитал нам 110км сплава по реке Пьяне, левом притоке р. Суры, от села Сурадеево до п. Бутурлино. Как известно, верста несколько длиннее километра, так что пусть будет 100 верст. Для лиц, подозревающих меня в злостном плагиате скажу, что и А. Грина и У. Уиллиса я помню и чту. На счет возраста: на двоих нам с коллегой по работе и спутником по сплаву приходится около 120 лет. Мне, естественно. относится большая часть из этой суммы.
По Пьяне 20-21 09 2014_37
Collapse )
Kozhanyj Chulok

Северный Кавказ. Фиагдонское ущелье. Январь

По Фиагдонскому ущелью проходил древний караванный путь в Закавказье.
DSCF2342

Главный Кавказский хребет. Где-то правее высится двуглавый Казбек. Первое впечатление от него, что он сложнее для восхождения, чем старший брат Эльбрус.

DSCF2343

Морозный туман.DSCF2372

Река Фиагдон.DSCF2377
Туман.

DSCF2380

DSCF2383
Каньон р. Фиагдон.

DSCF2393

DSCF2404

DSCF2413
Оборонительное сооружение из средневековья. Строились в три этажа. Первый служил хлевом для скота, на втором размещались жилые помещения, третий использовался, как сторожевое и оборонительное сооружение.

DSCF2417DSCF2418
Мужской монастырь.


DSCF2422
Неприхотливые коровы и телята находят себе пищу и среди скал в виде засохшей уже прошлогодней травы и даже под снегом.

DSCF2419
Река Фиагдон в районе монастыря.


DSCF2368

Сказочный богатырь: Нарт.
Kozhanyj Chulok

Ичалковский бор: пойдёшь - не пожалеешь.

Ичалковский бор, что расположен на юго-востоке Нижегородчины, пожалуй единственное место , в котором забываешь, что находишься не в горах Южного Урала или предгорьях Карпат, а в центре Русской равнины. Бор занимает площадь около 20 кв. км. Здесь растут нетронутые лесопромышленниками сосны, дубы и березы. Много липы, клена, рябины и бересклета. Если бы снять с возвышенного плато, занимаемого бором его зеленую шапку, взору открылась бы поверхность земли, изрезанная огромными оврагами, крутыми провальными ямами, а в стенах этих ям зияют черными дырами отверстия гротов. Крутые скалы, сложенные доломитами и пористыми известняками источенными вековым влиянием атмосферных осадков и почвенных вод, достаточно труднодоступные, поражают, своей величавой суровостью, опасными каменными осыпями.
Бор с его пещерами, карстовыми провалами пользуется популярностью у любителей путешествий из Н. Новгорода, Дзержинска, Арзамаса. Когда мы с коллегой, доктором Жаляускасом, утром одного из июльских выходных подъехали к берегу Пьяны, где начинался бор, то увидели на берегу разноцветье палаток туристов из Н. Новгорода. Лагерь ещё спал. От здания брошенного в результате реформирования Лесного хозяйства кордона в бор вела широченная тропа доступная даже для неприспособленных автомобилей и мы пошли по ней, справедливо полагая, что она приведет нас к пещерам.Ичалки 14 07 2013_29

Тропа полого поднималась вверх. Мы прошли около километра, но никаких признаков пещер не обнаружили. Решили свернуть в сторону р. Пьяны, надеясь на её  верхней береговой террасе найти устья оврагов и в их склонах отыскать входы в пещеры.
Так оно и получилось Немного поплутав по краю бора, ограниченному р. Пьяной мы услыхали голоса и вышли на тропу, по которой неспешно шли два молодых человека с ноутбуком, подключенным к навигатору. Первый грот оказался буквально рядом с нами. На карте навигатора он почему-то назывался Студенческим, хотя я бы назвал его Девичьим. В глубине грота на огромном камне были разложены множество записок, основными авторами которых были представительницы прекрасной половины человечества. Содержание записок не отличалось разнообразием и содержало главным образом пожелания любви и личного счастья себе любимым. Лишь в одной было пожелание удачно сдать сессию, еще много путешествовать и совершить восхождение на Эверест.DSCF2243

В глубине пещеры под высоким полукруглым сводом мы обнаружили обнаружили озерко очень прозрачной воды. Луч фонаря свободно проникал в его глубину и лишь легкая рябь от случайно сдвинутого камешка указывала на наличие воды. Судя по описаниям этого озерка настоящим названием её было: пещера Тёплая.
DSCF2241

DSCF2239

Почти рядом находится и другой провал: так называемая Старцева яма с почти отвесными стенами, в которых за многие века вода выточила пещеры. В одной из них по преданию жили старцы-пустынники, ушедшие сюда от сооблазнов мирской жизни. Конечно, никаких следов пребывания старцев в пещерах-гротах нет и в помине, да и стены провала никаких трудностей для обычного человека не представляют, а с другой стороны есть  возможность потренироваться в скалолазании.
DSCF2260

Ичалки 14 07 2013_16

Ичалки 14 07 2013_18

Естественно, на снимках не мы с доктором Жаляускасом, старые пеньки, а молодые, активные ребята из Н. Новгорода, увлеченные путешествиями и приключениями. Мы им немного помогали в фотосъёмке, а они нам.

Ичалки 14 07 2013_28

Стены гротов сложены из довольно рыхлых, слоистых известняков и осыпи камней здесь происходят нередко, поэтому в целях элементарной безопасности каска на голову будет не  лишней.
Никакого другого специального снаряжения кроме электрических фонариков и кроссовок с цепкой обрезиненной подошвой для желающих познакомиться поближе с Ичалковскими пещерами в летние месяцы пожалуй что и не нужно.

Ичалки 14 07 2013_11

Несмотря на многочисленность посетителей заповедного бора приятно удивило отсутствие мусора, кострищь и других следов пребывания "современных дикарей".
Еще одной существенной достопримечательностью Ичалковского бора является действующая гидроэлектростанция на реке Пьяне, восстановленная в середине 90х годов.Ичалки 14 07 2013_33

Вот и вернулись на бывший кордон Ичалковского заказника.

DSCF2268


Звонница на берегу Пьяны в селе Ичалки.



Ичалки 14 07 2013_35
Kozhanyj Chulok

Старая Рудка: На улицах покинутых деревень

                                                                                        Два чувства дивно близки нам,

                                                                                        В них обретает сердце пищу:

                                                                                        Любовь к родному пепелищу,

                                                                                        Любовь к отеческим гробам.

                                                                                              А.С. Пушкин            



Процесс ликвидации так называемых неперспективных деревень, начатый еще Н. С. Хрущёвым был обусловлен необходимостью повышения производительности и рентабельности сельскохозяйственного производства. Советская промышленность выпускала к тому времени достаточное количество различной сельскохозяйственной техники, что привело к почти полной замене ручного труда более производительным механизированным и сделало возможным переход части рабочих рук из сферы сельскохозяйственного производства в сферу промышленного. Было проведено укрупнение колхозов. Это привело к частичному сокращению управленческого аппарата, концентрации средств производства, мастерских, складских помещений, животноводческих ферм на центральных усадьбах. Создание крупных механизированных животноводческих комплексов очень облегчило труд животноводов., так одна доярка смогла обслуживать сразу 30 - 40 коров. Наиболее активная часть населения стала покидать деревни. Оставшиеся потянулись на центральные усадьбы.
Во второй половине 60х годов прошлого века уже были проведены работы по застройке и благоустройству центральных усадеб колхозов и совхозов. Стало строиться бесплатное благоустроенное жильё, которое получали как специалисты, так и рядовые труженики.
Тогда -  то и застроилась Старая Рудка, широко раскинувшись вдоль дороги на Шарангу до самого Суслова и в сторону Лаптева, вобрав в себя трудоспособное население и Лаптева и  Новосёлова, Копытенок, Танайки и др. деревень, участь которых, как и тысяч других на просторах РФ была предрешена.
Об умерших деревнях и сёлах нестерпимо болит сердце, но это прцесс временный, потому что болящие сердца тех, кто помнит былой рассвет и преимущества деревенского уклада жизни также не бессмертны. Уйдёт поколение выходцев из деревенского прошлого, умрёт память, потускнеют краски народной индивидуальности, размоются границы своеобразия культур и превратятся наши потомки из великого народа в людскую массу, ориентированную на обеспечение потребностей организма, удовлетворение физиологических инстинктов и лишённую потребностей духовных и творческих. Перспектива отвратительная.

...Что не поле, то пустырь,
И что не лес - приют печали,
Тут не сеют и не жнут,
Дрова в лесу никто не рубит.
В деревне люди не живут,
В разбитых окнах ветер блудит...

д. Танайка. 2014г. Октябрь накануне Покрова.
DSCF2542


  • Одна из проток Рудки между давно  покинутыми д. Лаптево и Новоселами.                                                                                      

  •                                                                      

  •                                            

Д Новоселово. Август 2009г.

Мостик через Борискин ручей. Д. Новоселово

. Копытенки 2008г.



.На деревенской улице. Копытенки 2008г

.

DSCF2322

Копытенки. 2013г. Октябрь.


DSCF2323

Копытенки 2013г. По нумерации дом №3. Табличка сохранилась.   Колодезный  журавель еще стоит.

DSCF2324
Еще один дом где - то в середине Копытёнок.


.

Среди деревьев угадывается улица
деревни Лаптево, той, что ближе к реке.    2010г.                                                                                                


         


Сысуи со стороны устья р. Шклеи.




Д. Новосёлово. Май 2012г. Цветёт черёмуха.

Так и закончил бы свой пост, посвященный покинутым и умирающим деревням своей малой Родины на той пессимистичной ноте, не встреть я в мае 12г. на мосту через Рудку трех школьников, шагавших в Барышники после занятий в Старо - Рудкинской школе. Старшая девочка лет 10ти с гордостью сообщила мне, что в школе учеников младших классов больше, чем старшеклассников. В сентябре я увидел, как старенький Т - 150, надрываясь пахал многолетнюю залежь между 1м и 2м болотом. На Николаевском поле зеленеет озимь, а из кабинета председателя бывшего колхоза имени Суворова убрали портрет великого полководца и сельхозпредприятие теперь называется многообещающе:  ООО "Восход"                                                                                



Большая по меркам севера Нижегородской области деревня Барышники изрядно опустела. В ней осталось 15 хозяйств. От магазина сохранился лишь выложенный керамической плиткой пол. Место, где был расположен деревенский "очаг культуры" т. е. клуб, я определить не смог, хотя и бывал в нём неоднократно. Ах, как давно это было.


Вторая улица Барышников.


Барышники. На заднем плане Старая Рудка.

Марий Эл.  Килемарский район. Д. Раздолье, она же Грязный Затон.
  Деревня исчезла для меня внезапно, очень быстро и бесследно  Уже в 80х годах не оставалось ни одного целого дома. О деревне напоминает лишь покосившаяся опора линии электропередачи, остатки кирпичного строения и собственная память. Сейчас здесь раздолье для рыбаков и охотников.


                                                                                                                                                                                                                          

.

Деревянный мост через Рудку к деревне Отарка разрушился полностью, а когда - то я проезжал по нему на велосипеде. Следы от квадрицикла и накрученной "Нивы", которые прослеживались по всему Нежнурскому просеку уперлись в сплошные заросли черемушника и ивы и повернули назад, в сторону Грязного Затона. Повернули и мы, т. к. было неясно, сколько еще пробираться по непролазной пойменной урёме до пересечения дороги Б. Килемары - лесоучасток Нежнурский с рекой Рудкой.



С левобережья Рудки перенесемся на замечательную лесную речку Шклею.


DSCF2482

30 апреля 2015г. Дорога на д. Хорошавино (поворот влево от дороги на Танайку).


DSCF2907

Вот такой своеобразный улей встретился мне на Хорошавинской дороге.   25 10 2016г.

DSCF2909
На этой поляне располагался лесоучасток Рудка. Дорога ведет через бывшую деревню Хорошавино к пока еще существующим Сысуям.

DSCF2910
Вот здесь и располагалось легендарное Хорошавино. Деревня насчитывала 5-7 хозяйств. Последние жители: Лидия Александровна Прижимова: доживала свой век в Старой Рудке и семья Царегородцевых: переехали в д. Торопово, где и поныне занимаются пчеловодством.
DSCF2912

Д. Сысуи. Сысуевские дачники: Виталий Куковякин и Фаина Целищева.
Kozhanyj Chulok

Старая Рудка- Пиштань- Юронга.


           Одиночное путешествие по Заветлужской тайге.,


С  изумлением прочитал о двух  "одиночных пешках"  в родных для меня местах. Я сам
в феврале 1976г. в одиночку прошел на лыжах от села Старая Рудка по Юронгскому просеку минуя еще жилую тогда Пиштань до д. Малая Юронга с одной холодной ночевкой, но с предварительным двухдневным троплением лыжни с возвращением в Старую Рудку.

В1977г. в январе-феврале в составе туристской группы ГМИ совершил лыжный переход от п. Кытлым Свердл. обл. через Косьвинский и Растёсский Камни до д. Малая Ослянка в Пермской обл.  Ну и ещё многое.
Должен сказать, что у  этих двух замечательных ребят нашлись последователи. Со слов известного в Шарангском районе лесопромышленника в начале лета 08 года трое ребят плутали между кордоном охотхозяйства "Юронга и д. Большие Килемары" (не путать с Марийскими Килемарами) по так называемой Ратной тропе. По преданию- один из маршрутов выдвижения войск Иоанна 4 для покорения Казани. Путешественники наткнулись на бригаду лесорубов, которые помогли терпящим бедствие туристам сориентироваться на местности. Лесопромышленник высказал предположение, что ребят  "водил диконькой". Еще одна замечательная местная легенда о человекоподобном существе, обитающем в пределах Килемарского заказника, а так же в лесах Марий Эл на пространстве от д. Сысуи, Танайка и до несуществующей уже д. Отарка. Со слов местных жителей существо очень похоже на йети, т. е. снежного человека.  Ну, местный йети: тема для отдельного разговора, а в том далеком 76г. уменя уже созрело решение об организации лыжного перехода из Азии в Европу через Северный Урал, который и состоялся в следующем 1977г.

Отец рассказывал мне, что в послевоенное время на лошадях зимой возили доски по Юронгскому просеку в Воскресенск. ( Все, о чем я пишу, относится к Нижегородской области.) С тех пор прошло много лет и конечно я не представлял себе просек накатанной дорогой , да и не думал пройти его на лыжах полностью. Все получилось спонтанно. Однажды, с двухстволкой на плече , я дошел до обширной поляны, где когда- то находился лесоучасток Рудка, свернул на Зарослый просек, выводящий на речку Пиштанку и пересекающийся с Юронгским просеком, ведущим в Воскресенский район. Мне хотелось посмотреть на посадки сосны , в создании которых активное участие принимал я сам в составе учеников Старо- Рудкинской школы, которых весной направляли в помощь лесникам местного лесничества. Оказалось , что сосны вымахали выше меня ростом. Посадки сосны граничили с Юронгским просеком и я пошел по нему, глубоко проминая лыжами рыхлый снег, надеясь дойти до конца посадки. Полюбовавшись плодами трудов моих одноклассников и своих тоже я решил продолжить движение по просеку, так как времени было еще мало, а с детства волновавший меня вопрос: "Что там за горизонтом" не давал остановиться. Скоро началось лесное болото и высоченній таволжник с засохшей крапивой совершенно скрывали перспективу. Судя по девственности  зарослей по просеку не ездили и не ходили ни летом, ни зимой. Болото скоро кончилось. По сторонам пошли высокоствольный липняк с примесью березы и ели.  Впереди меня выпорхнули из под снега два рябчика Один отлетел далеко, а второй уселся на ближнюю ёлку , тут же сорвался и исчез среди деревьев.Дальше я шел с ружьем на изготовку. Третий рябчик вспорхнул через несколько шагов и уселся на березовый сук в 15- 20 метрах от меня. Гулко громыхнул выстрел. Облако белого дыма от сгоревшего черного пороха на несколько мгновений скрыло от меня и рябчика и берёзу на которой он сидел, но обострённым слухом я уловил шелест задетых при падении птицы веток берёзы и вздох пушистого снега, принявшего в свою мягкость последний раз краснобрового петушка. Я подошел к рябчику, почти утонувшему в снегу, на котором рассыпались клюквинки птичьей крови, поднял его и оправив перышки, положил в рюкзак. Это был мой первый рябчик, добытый в глухую зимнюю пору. Удовлетворение от неожиданного трофея прибавило мне сил и я решил дойти до Шатнегура- левого притока Пиштанки. Дальнейшая часть пути пролегала среди березово- осинового мелколесья, так называемого карандашника,которым зарастали выработанные делянки. По берегам Шатнегура высились  занесенные снегом эстакады для погрузки леса и штабеля невывезенных брёвен. Пересекая речку, я обнаружил, что иду по наледи. Лыжный след позади меня тут же заполнялся водой. Я ускорил шаг и скоро очутился на противоположном берегу. На мокрые лыжи стал налипать снег и идти стало невозможно. По времени пора было возвращаться домой. До  этого нужно было освободить от намерзшего снега лыжи и просушить их на костре. Нарубив сухих еловых веток, я разжёг костер возле расщепленного елового пня .  Лезвием ножа отскоблил лыжи от  снега и просушил их над занявшимся жарким пламенем пнем. Натаял снега в большой алюминиевой кружке и вскипятил чай. Пожевав хлеба с салом, минут 20 полежал на душистом пихтовом лапнике и двинулся в обратный путь. Вода в лыжных следах при переходе через Шатнегур уже подмерзла и я перешел его без проблем. По пробитому лыжному следу идти было легко и к закату солнца я был уже дома.
Отец выслушал мой рассказ о событиях дня благосклонно и только посетовал: Жаль, что принес рябчика, а не тетерева. На следующий день удача улыбнулась мне. В один из капканов, настороженных возле подрубленных осин в Отрезной(так назывался массив леса, предназначенный для общего пользования) попал заяц- беляк. Заново насторожив капканы, покружив по многочисленным заячьим следам уже под вечер обнаружил на одиноко стоявшей на краю поля берёзе большую стаю тетеревов и стал их скрадывать. Не помогли ни осторожность, ни белый маскировочный костюм. Тетерева снялись задолго до дистанции надежного выстрела. "Нужно было оставить тетеревов в покое до утра, а утром попытаться взять их из лунок"- Сказали- бы знающие охотники, но на утро у меня были другие планы. Юронга занимала все мое воображение.

                                                                                      " Эй, судьба, мой суровый крупье.
                                                                                         Дай, дай сыграть покрупней!

                                                                                         Джек Лондон. "Смок и Малыш".


Восход солнца 6го дня зимних каникул я встретил уже за Сысуевским полем в районе колхозной пасеки, оставив справа отсебя деревню Танайка и территорию бывшег лесоучастка "Рудка",тем самым сократив себе путь на Юронгский просек на 1,5- 2 км. Ружье я не взял, зачем тащить лишние 3 кг, да еще патроны . Зато взял лыжные палки. За плечами висел солдатский вещевой мешок, в котором были топор,свиток бересты, минимальный набор продуктов: те же сало, хлеб, заварка для чая и сахар. Программой максимум на этот день было пересечь усы лесовозной Пиштанской железной дороги и выйти на речку Куму, от котрой до деревни Большой Юронги,цели моего путешествия, судя по карте лесоустройства, было около 8км. На Куме нужно было оборудовать место для ночлега и вернуться домой. По набитой лыжне бежалось легко. В начале 10го утра ч был уже на другом берегу Шатнегура, лыжня кончиласьи лыжи увязли в глубоком сыпучем снегу. Два километра до речки Пиштанки я шел около часа. Кроме рыхлого снега задерживали движение многочисленные сухостойные упавшие деревья, которые приходилось обходить, продираясь сквозь чащобу мелкого березняка и осинника. Скоро пересек ус узкоколейной железной дороги, которая в то время уже не использовалась.С трудом нашел продолжение просека. Еще полтара часа хода и я вышел на железную дорогу Пиштань- Нежнурский- Дубовая. Справа от меня  в нескольких километрах находилась Пиштань, а между Пиштанью и Старой Рудкой проходил накатанный зимник. Этот зимник рассматривался мною, как возможный путь возвращения в Старую Рудку. В дальнейшем Юронгский просек на протяжении 5-7 км представлял собой накатанную лесовозами дорогу, по сторонам которой громоздились горы снега , натолканного булЬдозерами, чистившими дорогу. Дорога шла точно на запад, т.е. в нужном мне направлении. После неболшого перекуса я двинулся по дороге с максимально возможной скоростью. С обеих сторон от меня располагались выработанные делянки, далее слева лежали штабеля леса, стоял вагончик, стояли и лежали бочки из под горючего. Людей не было видно, так как был выходной день.Дорога внезапно кончилась. Дальше громоздились завалы из спиленных деревьев, после которых просек мною был потерян. Я пару раз прошел на лыжах в северном и южном направлении, надеясь пересечь просек- не получилось. Видимо, лесовозная дорога отклонилась с просека в сторону.Расчетного времени до возвращения домой оставалось менее часа и я пошел на запад по компасу.Двигаясь от железной дороги несколько раз пересекал мелкие лесные речки, дойдя до очередной из них, не думаю, что это была Кума, занялся приготовлением места для ночлега. Это не заняло много времени, так как остановился я как раз возле сухостойной ели, которую и срубил на дрова. Обрубил сучья и разделал её на 2х метровые сутунки, которых должно было хватить на длинную зимнюю ночь. Нарубил пихтового лапника на подстилку, растянул плащь- палатку в качестве отражателя для тепла. Решив, что все готово, развел костерок и вскипятил чай. Разлеживаться на мягкой пахучей пихтовой постели было некогда, так как к обусловленному времени я должен был быть дома. Оставив на месте предполагаемого ночлега топор, котелок , вещевой мешок с минимумом продуктов, я с максимально возможной скорость побежал домой. По лесовозному зимнику и пробитой ранее лыжне бежалось легко.Около 19часов ввалился с мокрой от пота спиной в дом, где меня ждали с нетерпением взволнованные родители. Они были, особенно, мать не в восторге от моего времяпровождения и мама мне заявила, что лучше бы я с парнями в клубе водку пил, чем бегал по лесам, как проклятый. Я же считал, что Всевышний отпустил мне здоровья ровно столько, чтобы хватало сил прилично ходить на лыжах, учиться, немножко зарабатывать денег, чтобы хватало на снаряжение и путешествия и ни капли на вино и сигареты. Между тем дрова были переколоты и сложены в поленницу, перевезен стог сена с покоса и отмётан на сарай. Родителям занять меня в дни зимних каникул было нечем и у них не было ничего, чтобы помешать мне завершить фактически уже начатое путешествие. Вот и подошло время "Ч". Рассвет застал меня за Сысуями. В половине десятого пересек железнодорожную ветку Пиштань- Дубовая, а к половине двенадцатого дошел до базового лагеря и уткнулся в тупик. Здесь закончилась лыжня и до Юронгского поля мне предстояло двигаться с черепашьей скоростью, по колено утопая в снегу, натыкаясь на упавшие деревья и согнутые снегом ветви кустарника. По довольно приблизительной прикидке по картам лесничества мне предстояло до наступления сумерек пройти около 9км. Я отводил на это 4часа. К базовому лагерю нужно было возвращаться ночью. На большее ни времени, ни снаряжения и продуктов у меня не было. Все было рассчитано в лучших традициях Вильямура Стефансона,канадского исследователя Арктики, книги которого я недавно открыл для себя.Самое плохое, что могло со мной случиться, это сломанная лыжа, но и в этом случае лишь менялся маршрут и чуть сдвигался срок возвращения. Забегая вперед, скажу, что этого не случилось в описываемый период, но случилось это много позже и в другом месте. После 40 минутного отдыха в базовом лагере, перекуса, сопровождавшегося сомнениями: идти, не идти, я выбрал первое и шагнул в белый лебяжий пух девственных снегов ,укутавших просторы Заветлужской тайги. Я был уже в Воскресенском районе. Сначала двигался по компасу, затем вышел на какую- то дорогу, что шла в нужном мне направлении. По дороге двигаться было легче, приходилось обходить лишь немногие упавшие на неё деревья, а не петлять между деревьями, выискивая наименее заросшие и захламленные места для движения. Внезапно низкое солнце ослепило глаза, деревья расступились. Передо- мною быол поле, заставленное скирдами соломы,а в километрах полутора дымились трубы какой- то деревни. Это могла быть Большая Юронга или Изьянка, мне было не важно. Главное: я прошел на лыжах "Большой лес" моего детства, бывший таким загадочным,и манящим.Лишь к половине девятого ночи я вернулся в базовый лагерь. Очень хотелось пить от потери жидкости с потом. Снег не утолял жажду. Я снял лыжи. Ноги после лыж показались какими-то незнакомыми, не своими. Разжег бересту и положил под заранее приготовленные сухие еловые сучья. Запахло березовым дымом,вспыхнули ярко дрова. Мир сузился до размеров освещенного костром пространства. Занялись пламенем бревна нодьи. После горячего сладкого чая, домашних пельменей и сухарей блаженное тепло навалилось на меня. Я завязал под подбородком тесемки шапки- ушанки, сунул ноги в вещевой мешок, накрылся легкой козьей шкурой и провалился в сон. Карта района описанного путешествия: М1-200000