Category: история

Category was added automatically. Read all entries about "история".

Kozhanyj Chulok

Весна 2019 г.




Весна 2019 г.





 Впрочем, в пятницу буду я рад
До Любани с тобой прокатиться:           
Глухари уж поют, говорят,
Да и вальдшнепу поволочиться,
Полагаю, приходит черед...
Сговоримся,- и завтра в поход!

Так и чудится: вальдшнеп уж тянет,
Величаво крылом шевеля,
А известно - как вальдшнеп потянет,
Так потянет и нас в лес, в поля!..
Н. А. Некрасов   7 апреля 1866









Весна 19 г. была сухой. Снег, как будто попросту, испарился. Не было видно ни темных от снеговой воды низин по лугам, ни шумных говорливых весенних потоков. Речки чуть-чуть напыжились и резко пошли на убыль. К открытию охоты не везде в лесу можно было набрать котелок снега для традиционног целебного лесного чая из снеговой воды.

В ожидании тяги в Отрезной.



Фото утром на на следующий день после тяги.

1е мая 19 г.




Подсадная утка Маня купается и прихорашивается, прежде чем приняться за работу.



В пойме у бывшей д. Новоселово. Утки Мани не видно из-за кочки. Фото из шалаша.


И в лесной речке Шклее воды почти как в межень.. Господи, дай нам летом дождей побольше, а зимой снегов да метелей, что бы озера не заболачивались,речки и ручьи не пересыхали.
И да обойдут нас пожары, глад, да мор и иные бедствия... Не приведи Господи.

Kozhanyj Chulok

Ботники Старой Рудки.

Ботники-  долбленые из осины и разведенные на огне, лёгкие в управлении, ходкие и маневренные лодки: мечта рыболова и охотника:  Еще одна утраченная страница культуры лесного Заветлужья.

Ботник Николая Торопова из Старой Рудки.

Долгое время я думал, что слово это пришлое, вероятно, завезенное царём Петром Великим из Голландиии и обозначает бот, что значит лодка, пока не добрался до трудов Л. П. Сабанеева. И вот что оказалось. Слово ботник произошло от слова ботать, т.е. бить в воду особой  воронкой, укрепленной на шесте, так называемым боталом, с целью заганивания рыбы в специалные  ботальные сети. Для этого требовалась лёгкая маневренная лодка, получившая название ботник. Вообще - то ботники изготавливались разных размеров. Для увеличения грузоподъёмности к иным нашивались по бортам деревянные доски. Со слов моего деда Максима на таких лодках мои односельчане сплавляли льноволокно продавать на Макарьевскую ярмарку. Лодок в Старой Рудке всегда было немного, 5- 6 не более, а мастеров и того менее. Делал лодки  мой дед, а в Сысуях - Яков Ильич Целищев. Весною, когда наступала устойчивая оттепель, лодки начинали смолить нагретой до кипения смолой, полученной путем перегонки древесины выдержанных сосновых пеньков. За смолой ездили в Урень, где был смолокуренный завод, позднее лесохимический комбинат. Смола пахла терпко и остро, её запах памятен мне до сих пор,  он в неразрывное целое связан с запахом талого снега, будоражащего весеннего ветра и шумом волн весеннего половодья. Такою же смолою пропитывали свои кнорры скандинавские викинги, а славяне свои лодьи.
Аналогичные по исполнению лодки я встречал в 70е годы прошлого века на р. Керженец. Тогда же прочитал в популярном тогда журнале "Знание- сила" статью американского автора, в которой тот с восхищением отзывался о Керженских ботниках и отмечал их выдающиеся ходовые качества и превосходство над знаменитыми индейскими пирогами, воспетыми Ф. Купером. Если быть точным, то не над оригинальными пирогами, а над тем, что выпускает американская промышленность(и что, к сожалению, не выпускает наша).
Сейчас на Рудке в пределах Нижегородской области остался один исправный ботник у Николая Торопова и у него же еще один в стадии неполной готовности.

Дом Торопова Н. А. в Старой Рудке на Старой улице.Новая лодка почти готова.

Очень похожие лодки изготовляли и аборигены Восточной Сибири: Фото из журнала "Северные просторы" № 2 за 1988г. Автор И. Лебедев.


Kozhanyj Chulok

Отъезжие поля.

      Отъезжее поле- псовая  охота вдали от дома с ночевкой   табором.                                                                     

                                                                                  . Р. Шиян.  Русская охота. 2008г.

                                                                                       
                                                                                      
                                                                                      Позднее-- многодневная охота вдали от дома, 
                                                                                     но в пределах Средней полосы России.
                                                                                   
                                                                                        (Примечание Кожаного Чулка.)



Октябрь 08 года. Я, по возрасту уже Кожаный Чулок, там где сходятся административные   
границы Нижегородской , Кировской областей и республики Марий Эл. Здесь, в верховьях р. Рудки, левого притока Волги, есть маленькое село Старая Рудка, окруженное зарастающими осиново- березовым мелколесьем полями, лугами и болотами и остатками елово- пихтовой южно- русской тайги. Здесь и находятся мои отъезжие поля.
День первый. Приехал в 1м часу дня, преодолев около 400 км. Прибрался в своем родовом имении, наносил воды и дров. Затопил баню. Банный ритуал при приезде- это ритуал и мощная оздоровительная процедура еще со студенческих времен. От бани до реки 100 метров. На третьем забросе нетяжелой джиг- головки с красненьким твистером кончик спиннинга резко дернуло и после подсечки на конце лесы заходило что-то упористое и весомое. Вопреки ожиданиям это оказалась щучка весом менее 1го килограмма., но очень даже приятная. В огороде возле бани встретился сосед Александр. Поздоровались: Только приехал и уже щуку поймал. Вот что значит умение. Я не стал обьяснять ему, какой я посредственный спиннингист. Сказал, что просто повезло.
А баня была уже готова и пахло в ней хорошо прогретой еловой древесиной, так пахнет у нас в деревне после тёплого летнего дождя, когда смоченные дождем бревна еловых наших домов начинают испарять пролившуюся на них влагу. Баня после  оказавшегося таким долгим дня изрядно утомила и вместо традиционного чаепития я сладко заснул .

                                                                                                      ...Я отправлялся пешком по берегу реки, 
                                                                                                          шел без всякого шума, выказываясь только
                                                                                                         в тех местах, где по положению речных 
                                                                                                                                                             извилин
                                                                                                         должны были сидеть утки.
                                                                                                          

                                                                                                                С. Т.  Аксаков


День второй. Встал не очень рано и почти сразу же отправился пешком по берегу реки в сторону уже давно исчезнувшей деревни Лаптево. Некошенные луга вдоль реки покрыты высоченной , побуревшей к середине октября и уже подсохшей травой , среди которой то там , то тут возвышались такие же буроватые кусты ивняка в утреннем тумане казавшиеся похожими на горбатые фигуры пасущихся мамонтов. Картина была настолько реалистичной, что что то всколызнулось внутри меня и заставило учащенно забиться сердце. Что это: историческая память? Или то , что обозначают модным сейчас выражением; Де жа вю? Я поднес к глазам бинокль и фантастическая картина палеоарктических степей тут же сменилась картиной запущенных колхозных лугов, а за спиной послышалось короткое крякание и шум взлетающих уток. Тройка кряковых по пологой дуге потянула в сторону Лаптева. Все наваждение кончилось . Я осматриваю в бинокль плёсы и заводи Рудки, надеясь высмотреь отдыхающих уток и небыстро продвигаюсь вверх по течению. Среди травы у  маленького островка с черемухами и ивами вижу изящную утиную головку , тут же падаю в траву и ползу в предполагаемом направлении на перевиденную утку. Утка , до этого уже тревожно крутившая головой, взлетела и пошла перпендикулярно мне вниз вдоль берега реки. Для меня это удобная позиция для стрельбы. Обгоняю стволами цель и заряд семерки накрывает птицу. Сбитую утку понесло течением к противоположному берегу. Собаки нет . Раздеваться и плыть за уткой накануне Покрова не хотелось . Я побежал за виденной неподалеку лодкой. Лодка , конечно, без весла. Пришлось перочинным ножиком со сточенным лезвием срезать ивовый шестик толщиной почти с руку. От лодки до сбитой утки метров 150. Отгребаясь шестиком, как кормовым веслом, медленно приближаюсь к замеченному месту. На прибрежной ольхе над сбитой уткой уже собралась стайка сорок и оживленно обсуждают происходящее. То одна , то другая из них пикировали к прибитой к(противоположному )берегу утке и возвращались обратно. Завидев меня сороки с недовольным стрекотанием унеслись куда- то по своим сорочьим делам.Утка оказалась довольно увесистой свиязью с красноватой головкой и очень белым брюшком. До устья речки Пасташь, правого притока Рудки ничего интересного не встретил. Пасташь оказался очень узкой речкой с песчаным дном. С небольшёго плесика за деревянным мостом по дороге на соседнюю деревню Щекотово вырвалась стайка чирков. От неожиданности произвел неприцельный выстрел по стае,точнее в белый свет , как в копеечку. Вторым достал в угон зазевавшегося последнего чирка. Дальше идти не хотелось и я отправился через вытоптанное скотиной поле прямиком к дому, втайне надеясь поднять по пути зайца, но никого не встретил.

День 3й.  Спалось спокойно и долго. После завтрака пошел вниз по реке, в точности повторяя нехитрые приемы охоты на позднеосенних уток, успешно использованные вчера. Рудка в направлении Марий Эл выглядела значительно солиднее, уже не встречалось заросших камышем плесов. Дошел до Большего Омута- обширной и глубокой ямы, после которой река резко поворачивает на юг, сужается и ускоряет своё течение. Здесь- то, роняя изумруды брызг свечкой поднялся разноцветный красавец кряковый селезень  и одновременно с выстрелом скрылся за прибрежными черемухами. " Промах"- огорченно подумал я, но взглянув на воду увидел плывущие утиные перышки, а вслед за ними показался и сам селезень с опущенною в воду головою. Течением медленно относило его к противоположному берегу. Лодки поблизости не было и без раздумий, на ходу разгибая голенища сапог я бросился в воду, надеясь достать дорогую добычу, Уже в метре от берега холодные струи  воды хлынули мне в сапоги, еще полметра и я очутился в воде по грудь , но утка уже крепко схвачена и донельзя довольный вылез на берег, принялся стаскивать с себя болотники, доверху полные холодною октябрской водой. Отжав брюки и портянки, двинулся к устью Шклеи, еще одного притока Рудки, внимательно вглядываясь в плёсы и заводи. Ноги скользили в мокрых сапогах,сырая одежда неприятно холодила тело. Возвращаться домой не хотелось, потому и пришлось развести костёр в молодом елшиннике на самом устье. Вспыхнул от спички всегда носимый в кармане свиток бересты, от него занялись сухие тонкие ольховые ветки, повеяло теплом и дымом. Развесил возле огня мокрые брюки и портянки, сел на оставленный весенним половодьем чурбак. Костер навевал воспоминания, думалось о прекрасном и вечном, вспомнились милые друзья детства, многих из них уже не суждено больше увидеть никогда. Огонь костра, это наш спаситель,дарящий тепло и уют, это пронизанная тысячелетиями генетическая память человечества, одухотворённый костром сплав веков. Было тихо, лишь с лёгким шелестом, как бабочки, кружились и падали ольховые листья. Падая  воду, превращались в маленькие кораблики и подхваченные течением, уплывали вдаль. Природа готовилась к зимнему сну. 
Между тем одежда подсохла. Одевшись, я пошёл в сторону Трёх Бугров, так называется группа из трех островов, образованных старицами реки Рудки. С трудом, балансируя на нетолстой иве, переброшенной бобрами через рукотворную протоку, перебрался на большой, тоже рукотворный остров, не имеющий названия. Здесь когда-то стояла мельница, о ней напоминают лишь несколько торчащих из воды свай, да глубокий мельничный омут. В заливе этого омута, заросшего какой- то привлекательной для утиного племни водной растительностью я и рассчитывал встретить пролетных уток. Утки там были, причём в большом количестве, но они обнаружили меня первыми и снялись с громким кряканием и хлопанием крыльев. Растерянный провожал я их взглядом , пока они не скрылись из глаз. Через некоторое время немалая утиная стайка показалась на горизонте и сделав пару кругов упала в заросли ивняка в километре от меня.  Там сходились вместе несколько мелиоративных канав, образуя зеркало воды длиной около 50 метров и шириной около 20. Выждав некоторое время , я подошёл к предполагаемому месту посадки уток, Снял с себя все лишнее и бесшумно стал пробираться к заводи.. С бьющимся сердцем я слушал негромкое крякание уток. Последние 10- 15 метров прополз по- пластунски , протискиваясь через заросли лопухов и крапивы, стараясь не обнаружить себя.  На самом берегу заводи чуть приподнялся, выглядывая птиц. На воде уток не было. Удивлённый, я встал во весь рост и тут же из зарослей рогоза и ситовника  с шумом вымахнули кряковые. Закрыв стволами одну из них, я выстрелил. Утка упала в воду и тут же поплыла к берегу . Заряд из второго ствола накрыл утку, голова её опустилась в воду и она затихла.
Осенний день короток, на сегодня охота была закончена .



                                                                                            

                                                                                               

  • Current Mood
    есть