Kozhanyj Chulok

Предзимье

... И от истоков Саскуиханны.
    Неся морозы и метели.
    Идет лесов владыка старый.
    Закутав плечи в одеяло.

Г. Лонгфелло. Песнь о Гайавате.


предзимье

10 ноября 18 г. Ветерок холодный с северо-востока.  Лужи на грунтовой дороге застекленели. Еще чуть-чуть и праздник перволедья.
Kozhanyj Chulok

... А вот и осень.

                                                                                   ... А вот и осень.

"Октябрь уж наступил, уж роща отряхает,
Последние листы с нагих своих ветвей.
Дохнул осенний хлад, дорога промерзает.
Журча еще шумит за мельницей ручей."
  А. С. П..

  Лет так 30 назад в 20 числах октября вставали пруды и озера, все было по А. С. Пушкину. В осенние каникулы, что приходились на 7 ноября., вовсю резались в хоккей на льду естественных водоёмов. Правда с середины ноября часто наступали оттепели с осенним половодьем на реках, С середины сентября от морозных утренников пропадали все грибы, но вот в 2016 г. 24 октября охотясь  за рябчиками я набрел на изрядное количество еловых рыжиков вполне себе товарного вида, а затем наковырял в опавшей листве и сухих груздей. Хватило и на губницу и на пару жарех. С грибами в этом году плоховато. У меня в огороде только вот такие:DSCF3147

Поиски грибов на заросшем Сысуевском поле увенчались находкой трех обабков преклонного возраста с шляпками темно-коричневого цвета.
Пошли по Отарскому просеку, который ведет к заброшенным деревням Отарка, Малый Шудугуш и лесоучасток Нежнурский (Марий=Эл), но далеко не ушли, в октябре сумерки наступают быстро.
DSCF3149
 Оставшийся от заготовителей Килемарского леспромхоза лес подчистили так называемые арендаторы.

Грибы все таки отыскались: это зимние опята. Больше их находили в пойменном лесу на засохших ивах.





DSCF3150

DSCF3148 Разгрызенное кем-то гнездо шершней.

DSCF3154
Несмотря на обилие рябины, калины и других дикоросов что то мало встречалось свиристелей и дроздов.
DSCF3155
  р. Шклея в раоне бывшей д. Хорошавино.

DSCF3146
И щука и голавль осенью очень жирны.
IMG_20180818_065514-1
В день открытия летне-осенней охоты по перу.   Лето было благоприятным для сохранности утиных выводков.
  DSCF3157   А вот и бунгало старого Кожаного Чулка.

DSCF3151

В соседней деревне не видно дыма из печных труб, ни света из окон по вечерам уже который год. Грустно.
Kozhanyj Chulok

Лето.

WP_20160624_005 Выбрались, наконец, за ягодами. В полях ничего нет.  По опушкам леса в траве вдвоём за два часа вот столько.  Мало земляники. Говорят, завязь морозом прихватило, да и сушь стоит. За весь июнь ни одного серьёзного дождя. В лесу нашли два чахлых гнилых подберезовика.
Цветет люпин, кипрей и еще всякая всячина. Запахи, запахи... И ещё комары, слепни. Одним словом: лето.
DSCF3012
Kozhanyj Chulok

Весна воды.

Таять начало еще в феврале и думал, что ничего уже не будет. Ну какая весна без воды. И неожиданно в 20 числах апреля привалила настоящая Пришвинская "Весна воды". Ну сначала, конечно, снежку подвалило сантиметров так до десяти, Даже немного поморозило, а потом резко все растаяло.




DSCF2969

Ну чем не зима.

DSCF2970

DSCF2975

DSCF2972
DSCF2993
Вот и "Весна воды".

DSCF2994
Обманщица поневоле.

DSCF2999

DSCF2980

DSCF3003
DSCF3004
Прошло всего 10 дней.
DSCF2751

Сон-трава.
Kozhanyj Chulok

Февраль - кривые дороги.

Вятско-Нижегородское порубежье: Морозы держались на отметках  -20 -31 градус целых три недели. Последние дни на термометре - 6  -11 градусов. Два дня пуржило. Красота, настоящий февраль-кривые дороги. Правда, лошадки с санями уже не увидишь, да и лыжных следов в полях нет, одни снегоходчики. Да вот еще кривая пешеходная тропа рыболовов к заветным местам.DSCF1956
Kozhanyj Chulok

Старо Рудкинская межколхозная ГЭС...

Комментарий к воспоминаниям В. П. Журавлева о Старо Рудкинской межколхозной ГЭС с некоторыми отступлениями от основной темы. http://www.st-rudka.ru/node/446

Августина Валерьевна Журавлева-Капуста, со слов своего отца Валерия Павловича Журавлева достаточно подробно изложила историю строительства и недолгой службы Старо Рудкинского межколхозного гидроузла, так что мне и нечего было добавить. Благодаря заведующей библиотекой Мельниковой Вере Ивановне, без преувеличения героической женщине подвижнице, создавшей краеведческий музей на 2м этаже дома культуры в Старой Рудке, у меня появились фотографии одного из этапов строительства ГЭС в Старой Рудке. Фото взяты из, к сожалению, загубленного большей частью личного архива Н. П. Куклиной.39718
На снимке часть слани мельничной плотины в д. М. Шудугуж на реке Рудке.Collapse )Collapse )
Kozhanyj Chulok

Немного дней осталось ждать до вальдшнепиной тяги...

СТАРЫЙ ОХОТНИК [Из цикла "Протрубите в охотничий рог"]

Александр Анастасин

Уже овсянки тинькали вчера –
Предвестницы распутицы весенней,
Уже не так тягучи вечера,
И солнце по утрам заходит в сени.

Взглянул в окошко раз, потом другой...
За ним внимательно следит собака,
Как возится у печки с кочергой,
Гремит ведром у жестяного бака.

Снега становятся плотнее и синей,
Дымы над крышами – как выцветшие стяги.
Достал ружье. Вздохнул. Немного дней
Осталось ждать до вальдшнепиной тяги.


Фото 30 04 2015г. Старая Рудка.

DSCF2608
Kozhanyj Chulok

Старики. часть 1. (Продолжение в предыдущем посте).

Давно хотелось рассказать о наших милых деревенских Старо-Рудкинских стариках: рыбаках и охотниках. Напомнить о них тем, кто их знал. Очень быстро летит время. Вот и сам я стал таким же стариком, да и помнящим их осталось совсем мало и тех жизнь раскидала по просторам бывшей Державы.

                                                                                                          Автор.
    

DSCF2671                                                                          - «Дедушка, голубчик, сделай мне свисток,

                                                                          Дедушка, найди мне беленький грибок». Ты хотел мне нынче

                                              сказку рассказать    Посулил ты белку, дедушка поймать».

                                                                            Ладно, ладно, детки, дайте только срок,

                                                                            Будет вам и белка, будет и свисток.

                                                                                                                                                                                           А. Н. Плещеев

Я смотрел через оттаявшее от жара железной печки оконное стекло на заcнеженную равнину, где возле бани возвышалась огромная старая липа. По обеим сторонам от неё стояли ещё липы, берёзы и вязы. Наши прадеды, сохранив часть деревьев в лугах, проявили уважение к обычаям марийцев, аборигенов Заветлужской тайги.

Языческая богиня Вюд Ава-Мать Воды, запрещала вырубать деревья в поймах рек и озёр и осквернять их воды. Сейчас эти величественные деревья медленно умирают.

Collapse )

Kozhanyj Chulok

Старики (Продолжение)

                                                                  
Василий Петрович.

Ходил, заложив руки за спину неторопливо, но речь его неспешная завораживала . В 30х годах прошлого века заработал он своим языком 10 лет лагерей и отбывал их где-то в северо-уральской тайге, . Война началась, как раз накануне освобождения Василия Петровича из поселения в Кайском районе Кировской области, знаменитого в те давние времена такого рода исправительными заведениями. Василия Петровича призвали на фронт. Военно-медицинская комиссия по возрасту признала его годным к нестроевой и Василий Петрович проходил службу истопником при полевой кухне и основным оружием, кроме пятизарядного карабина на базе знаменитой винтовки капитана Мосина были у него топор и двуручная пила. Так вот, Василий Петрович в одиночку взял в плен живым заплутавшегося в русских тылах матерого немецкого фронтового разведчика, за что и был награжден медалью: «За Отвагу»

Много позже я сообразил, что многие истории, рассказанные Василием Петровичем удивительно напоминают похождения знаменитого барона Мюнхгаузена с привязкой к местным условиям. Только вот книг в доме Василия Петровича мне при всём старании обнаружить не удалось. Вот и решил я , что пересказывал он чьи-то, из той, лагерной жизни рассказы о похождениях знаменитого барона. Так рассказывал он, как заехал на лошади на заболоченный берег озера, что в пойме Юронги, левого притока реки Ветлуги. Всё озеро было черно от уток.У Василия Петровича был кусок сала и длинная верёвка. Он привязал сало к концу верёвки и бросил его в озеро. Известно, как быстро проходит пища у уток через пищеварительный тракт. Первая утка проглотила сало с концом верёвки и тут же у неё всё вышло через задний проход. Сало схватила следующая утка и третья, четвёртая,… десятая и т. д. Привязал Василий Петрович концы верёвки к телеге да и хлопнул в ладоши. Утки встрепенулись, замахали крыльями И подняли телегу вместе с лошадью в воздух и понесли. Стал тут Василий Петрович за концы верёвки потягивать. Потянет направо- направо утки летят. Налево потянет- налево летят. Так и прилетел он на телеге вместе с лошадью к самому дому, стал за верёвку уток к себе подтягивать и крылья мочалом вязать. Утки стали уставать, да так и сели на луг аккурат рядом с домом. «Старуха моя увидала меня живого и невредимого, обрадовалась» - Рассказывал Василий Петрович..Стали уток со связанными крыльями в сарай таскать. Много уток сорвалось с верёвки и улетело, много и в сарай натаскали. Всю зиму утятину ели и все перины утиным пухом набили. Время летело неумолимо быстро, но это я сейчас так думаю. В те далёкие годы я не замечал быстротечности времени. Не стало и моего родного деда Максима. Лишь Василий Петрович приходил иногда к нам посидеть и если не было дома отца, то мы с ним разговаривали на равных, а его курковая одностволка ИЖ-17 стала моим первым ружьём.

От дома Василия Петровича Куклина ничего не осталось. Сломали и увезли на дрова в д. Николаевские, где у него жила дочь Тамара с мужем Никоном, бывшим военным моряком, служившим боцманом в Большую Войну на сторожевом корабле «Туман» ,принявшем неравный бой с тремя немецкими эсминцами в холодном Баренцовом море.. Орешины, посаженные Василием Петровичем в огороде, вырубили и построились на том месте другие люди. но стоит перед глазами сутулая фигура в брезентовом плаще- дождевике, как сейчас слышу его глуховатый голос. Помню его рассказы, где правда перемешалась с вымыслом.
«Ванюш, Ванюш»- Говаривал он мне. Воды- то нынче подперло столь, что баню у меня затопило, а как вода пошла на убыль , отправилась Катерина баню протопить, чтобы просохла. Минуты не прошло, как прибежала назад Катерина, белая, как мел и кричит: Василий, бери скорее ружьё, в бане чёрт. Чего старой померещилось? Решил поглядеть. Дверь открыл, а Катерина из- за плеча подглядывает. Может не и вправду нет никакого чёрта. Глаза к темноте пообвыкли и вижу, продолжал Василий Петрович, щуку. Пасть с 2х ведёрный чугун разевает и на меня смотрит. Прямо крокодил. Рядом с ней два молочника . Фунтов по 10 каждый. Видно заплыли икру отметать, а как вода пошла на убыль, тут они и остались. Ты погляди, Ванюш, может и к вам в баню щука заплыла. «Что ты, дядя Вась, у нас вода до бани не доходила, да и двери закрыты, ну как туда рыба попадет»- отвечал я. Ну пойдём вместе, проверим, настаивал Василий Петрович, вдруг заплыла. Делать нечего, раз старшие просят, надо идти. Я открываю скрипучую низенькую банную дверь. Глаза в полумраке бани, топившейся по – чёрному, после солнечного апрельского дня ничего не различают, но твёрдо зная, что в бане никакой рыбы быть не может, кричу: Дядь Вась, нет здесь ничего, кроме сажи. Тогда Василий Петрович сам перешагивает через высокий порог, поднимает деревянную шайку для воды и подносит её мне. В шайке шевеля хвостами и раздувая жабры лежали штук семь хороших щук. Дядя Вася, ты опять обманываешь, догадавшись в чём дело, кричу я, это дедко мой щук оставил, потому что ему недосуг было рыбу до дому нести. Да и вправду до вашей бани вода не доходила, соглашается со мной дядя Вася . видно Максим Николаевич рыбу в бане оставил. Обловил меня нынче твой дедко, сокрушается Василий Петрович. Я . самодовольно улыбаясь, беру за проушину шайки и мы вдвоём с дядей Васей хлюпая резиновыми сапогами по раскисшей от талой воды тропинке несем рыбу домой. Скоро Пасха и мама будет печь бесподобные рыбные пироги. Мама оставляет себе одну щуку, остальных же уносит к куме Любе, куме Тоне, к подруге Дуне Серёжихе. Мне не жалко, к вечеру дедко рыбы еще принесёт. Василий Петрович от рыбы отказывается, зато с видимым удовольствием пьет знаменитый мамин свёкольный квас. Усаживается у порога на корточки и засмаливает самокрутку толщиной в палец, а я занимаю своё коронное место на печи, зная, что ждет меня очередная занимательная охотничья история.

 

DSCF2675   Иллюстрации из книг В. Бианки.                                         

                                               

Kozhanyj Chulok

Нечаянное путешествие.

                                                                                            Чудная картина, Как ты мне родна:
                                                                                                    Белая равнина, Полная луна,.
                                                                                                   Свет небес высоких,
                                                                                                    И блестящий снег, и саней
                                                                                                    далеких,
                                                                                                    Одинокий бег.
                                                                                                  А. Фет.

                                                                                                                                                                                                           

Начало февраля невероятно далеких семидесятых годов 20 века. Шли зимние студенческие каникулы и  зима была вполне себе настоящей.
 Продолжительные двадцатиградусные морозы ни у кого не вызывали удивления. Сугробы были наметены выше человеческого роста. В иных местах через изгородь можно было запросто перебраться не снимая лыж. Переновы давно не было, но каждое утро  отправлялся я на Барышненское поле по заячьм и лисьим следам, иногда удавалось заполевать коричневато-белого русака или кумушку лису в богатой зимней шубе. Гордый добычей, возвращался домой не огородами по накатанной лыжне, а старался пройти по большей части деревенской улицы, но к моей некоторой досаде свидетельницей моих охотничьих подвигов бывала только соседка тётка Паня. К сожалению, уже в то далекое время наша Старая улица становилась безлюдной. К обеду, обычно, приходил я домой. Мать доставала из печи чугунки с наваристыми щами из кислой капусты со свининой, тушеную картошку с зайчатиной, ставила деревянную плошку  соленых груздей с луком, заправленных ароматным льняным маслом, наливала молока.  После сытного обеда забирался на печь, обкладывался старыми журналами "Вокруг Света", пытался что-то читать уже читанное , но быстро засыпал на пару с котом. Просыпался довольно быстро, так как начинало припекать от нагретых кирпичей хорошо натопленной печи.  Одевал валенки, свой дембельский бушлат, брал топор и выходил на улицу. Перед окнами  со стороны проезжей части улицы лежали распиленные на чурбаки берёзовые хлысты. Попилили мы их с братом и с его другом Мишей Лаптевым (Царства Небесного обеим) еще  в мой первый каникулярный день. Промороженные чурбаки кололись очень легко и я надеялся растянуть молодецкую забаву на все оставшиеся дни каникул. К наступлению сумерек одевал беговые лыжи  и мчался по своей лыжне до Большой старицы и обратно. Это километра два с половиной, если в один конец. К концу каникул мои старые, школьных лет,  лыжи пришли в полную негодность.
В тот памятный мне вечер поужинали, как обычно, около 18 часов . Мать возилась на кухне, мы с отцом смотрели черно-белый телевизор. Сносно показывала только Первая программа, что с Йошкар - Олы, что с Шахуньи, без разницы, но и этому были рады. Неожиданно раздался стук в окно. Я вышел. В полосе света от кухонного окна стоял незнакомый мужчина средних лет, от него ощутимо припахивало алкоголем. Несмотря на это , я пригласил его в дом. Отец узнал этого человека и расспрашивал его, что же случилось. Мужчина со своей женой ездили на лошади из Танайки в Барышники на свиноферму за поросятами, погостили у родственников, на обратном пути мужчину развезло от выпитого алкоголя и он, неизвестно как свернул с накатанной дороги в луга и лошадка вывезла их в наш огород, где  залезла по грудь в сугроб, наметенный в малиннике и встала. Мы с отцом оделись и сопровождаемые мужчиной прошли в огород, где понуро стояла обессиленная лошадь. В санях, закутанная в тулуп , спала женщина в обнимку с мешком, в котором были пара поросят. С трудом мы выкатили сани из малинника и под уздцы вывели лошадь на дорогу. Захрюкали потревоженные поросята. Мужчина уселся в сани, взмахнул возжами, лошадка дернула, а извозчик тут же очутился на снегу. Я остановил лошадь, помог мужчине сесть в сани, надел на голову свалившуюся шапку-ушанку.  Отец сказал мне:  Иван, проводи -ка их до Танайки, а то кабы беды не случилось. С морозом шутки плохи. Слово отца - закон. Так началось мое нечаянное путешествие на лошади в Танайку.
img_215
По накатанной дороге лошадка понеслась рысью. Свернули в прогон  мимо дома Зайцевых, Михаила Лаптева, миновали конный двор с конюховкой, ферму и вот Старая Рудка уже позади. Впереди послышались голоса. Группа Танаевской молодёжи шла в Старую Рудку в клуб, еще в тот, старый деревянный. Были тут Глушковы, Подоплеловы, Бахтины, не помню, кто еще. Моё предложение проводить подгулявших односельчан до дому понимания не встретило, так и покатил я до самой Танайки. Вспомнилась старинная русская охота на волков с поросенком. И смешно мне стало оттого, что поросят у меня в санях целых четыре. Скоро показались огни Танайки. Я растолкал мужчину, и он показал мне свой дом. В доме везде горели электрические лампочки. Меня встретила высокая пожилая женщина, молча отворила ворота ограды. Я заехал в ограду, распрег лошадь, бросил ей навильник сена и не дожидаясь слов благодарности от моих подопечных и суровой пожилой женщины, пошел домой. Шел быстро, иногда переходя на бег и не встретилось мне ни волков, ни людей на пустынной зимней ночной дороге. Дома, рассказал родителям подробности о своём нечаянном путешествии, но  к сожалению не рассспросил отца: Кто же были эти люди, невольные виновники моего такого довольно увлекательного  зимне-ночного путешествия на лошади  в деревню Танайку.
Попил чаю с мёдом, подзаправился еще жареной на свином сале картошкой и улегся спать и как провалился в сон и снились  заснеженные поля, где ждали меня вечно чудесные охотничьи переживания.
Ах как тепло и уютно мне было в родительском доме.

иллюст. из книги Д. Зуева "Времена года".
DSCF2542
.
Деревня Танайка в октябре 2014 года. .