Kozhanyj Chulok

На Илемше кипела жизнь. (краеведение)

Боровка, Нуса, Парник, Пиштань, Юронга, Илемша... Эти и другие названия лесных поселков и кордонов еще в памяти многих жителей пожилого возраста нашего Шарангского района.


7cc46ff3bad72b713b5d775909b5b6a5


Это часть нашей истории, сопряженной с нелегкими испытаниями. Непросто было среди моря древних лесов с множеством петляющих заболоченных речек и ручьев поставить добротные дома-бараки, прорубить просеки-дороги и на отведенных делянках производить заготовку ценной древесины. Продукция лесорубов была очень нужна поднимающемуся после военной разрухи народноиу хозяйству. Поэтому государство выделяло деньги и на строительство лесовозных железнодорожных путей и на улучшение быта лесорубов. Снабжение рабочих продуктами питания, одеждой, мебелью и многим другим производилось через специальные отделы, поэтому в магазинах ОРСов можно было беспрепятственно произвести то, что в РайПОвских торговых точках было в дефиците. Возможность заработать и сносно жить (магазины, детсады, школы) привлекали в лесные дебри с их неизбежным гнусом и мошкарой людей креативных, ищущих романтики и обустройства своего семейного гнездышка. Вот и семья Огородниковых-Ивана Николаевича и Веры Ивановны с двумя маленькими девочками прибыли в начале 60 г. в поселок с названием Юронга, что на речке Илемша на границе Шарангского и Воскресенского районов. Поселок существовал уже десяток лет. И вот, более чем через пять с половиной десятков лет старшая дочь, теперь уже Людмила Ивановна Николаева расказывает о прекоасной жизни на дальнем лесоучастке. Детская память не сохранила ничего негативного: любовь и забота родителей, доброжелательные отношения между соседями и сверстниками, красота зимнего леса и прохладная водица лесного ручья... Поселка того на обжитой когдато речке Илемше, левом притоке Юронги нет уже давно - с жаркого лета 1972 г.
Жизнь пролетела: институт, работа инженером-конструктором, муж - мастер спорта по туризму, что еще крепче связывало их семью(совместные походы, сплавы по рекам...) и все сильнее хотелось побывать в том месте, где жизнь казалась настоящим раем. И чтобы обязательно запечатлеть это место каким-либо памятным знаком, чтобы случайные путники-собиратели даров леса, охотники и туристы знали, что здесь когда-то кипела жизнь. " Дорогу осилит идущий"- организатором поездки выступил Иван Иванович Куклин, не по наслышке знающий леса и жизнь лесозаготовителей. Дорога до бывшего лесоучастка ему хорошо известна - здесь угодья охотничьего хозяйства. Небольшой домик, беседка - все это построено недавно. Из прошлой жизни - пруд. Плотина полуразрушена, но вода не ушла благодаря стараниями бобров. На водной глади ряска, а на ней четкий след убегавшего от людского появления лося, а спугнула его Людмила Ивановна, выбиравшая место для установки знака.
Памятный знак установили на берегу пруда рядом с березами которые выросли судя по их виду уже послетого, как жители покинули поселок. В тени белоствольных красавиц берез остался стоять знак в виде четырехгранного столба с вырезанными датами "1947 - 1972" и названием"Юронга - Илемша" Изготовлен он руками Геннадия Петровича Николаева, внука Людмилы Ивановны из туи западной росшей до поры, до времени на их дачном участке и перенесенной в память о родителях и всех тружениках леса на землю, хранящую историю рода, народа, страны. В своем творении Г. П. Николаев выразил очарованность вятским фольклором самой что ни на есть таежной глубинки: изобразил на знаке символ древнейшего обитателя окрестных лесов - "Диконького". В Вятско крае широко были распространены устные рассказы-страшилки про "Диконьких", которые якобы властвовали в лесных дебрях - могли показаться и напугать, могли увести человека в такую чащу, что и не выбраться самостоятельно и наоборот, если хорошенько попросить, да с добром к ним отнестись, то помогали отыскать верную дорогу к дому (https://ozhiganov.livejournal.com/4653.html). Вот и охраняет  теперь этот сказочный персонаж вместе с бобрами своё былинное лесное царство.

На фото редактор районой газеты из Воскресенского р-на А. Н. Грачев, учитель-краевед И. Н. Коротаев, автор Т. В. Петунина, супруги Николаевы, четвероклассник Илья Синцов.  Фото И. И. Куклина
По материалу газеты "Знамя Победы" Шарангского р-на Нижегородской обл. №62 от 2018 г. ( в сокращении)

Прим. Это не первое посещение Г. Николаевым  бывшего лесоучастка Илемша. Несколько лет назад Г. Николаевым была предпринята попытка восстановить запруду на ручье, образуюшем пруд на территории лесоучастка, к сожалению безуспешная. Правда уровень воды в определенной степени поддерживают природные гидростроители: бобры. Также на некоторых деревьях были укреплены металлические таблички с выгравированными надписямио том, что эдесь был поселок Илемша.
Kozhanyj Chulok

Письмо от друга: Лесоучастки Рудка-Илемша (Юронга).

Иван, здравствуй. Для того, чтобы попасть на Илемшу. Мне пришлось немало перелопатить материала в Интернете. И постепенно за два года я вышел наконец на Илемшу – урочище Юронга - лесоучасток Юронга (всё в одном лице), в котором в детстве жила моя жена. Мы познакомились в 1975 году и в этом же году поженились. Всегда, когда мы собирались за праздничным столом, непременно разговор заходил о Юронге. Куда мою тёшу, тестя (Огородниковых) и их дочерей неизменно тянуло. И мы мечтали о том, что непременно поедем туда и проведем там несколько дней. Так продолжалось многие годы. Мы не знали тогда, что уже в лето 1973 года поселок, в котором остались только пенсионеры сгорел, а жители были эвакуированы в Сосновку, Малые Килемары, Красную Горку. Перед лесоучастком Юронга, они еще три года жили на лесоучастке Рутка (который назывался еще и  Сысуевским), что на речке Шклее. Вот посмотри какую замечательную вещь я случайно откопал. В мае 2012 года по реке Юронге путешествовала группа туристов из Нижнего Новгорода и в одном из домов (смотри фото) обнаружила в мусоре стихи в тетрадке, написаны они были чернилами. Далее цитата из отчета группы.
В одном из добротных домов, среди остатков домашней утвари мы с удивлением обнаружили чудом уцелевшие рукописи стихов, написанных чернилами… Надеюсь, неизвестный нам автор не был бы против их публикации – ведь это история. Хоть и крохотная, но История, которая теперь останется жить, а не затеряется среди медленно исчезающей уже мертвой деревни…
Вот стоит избушка
Окнами к дорожке.
В ней жила старушка
С внучкой  - Босоножкой.
Бабушка молилась,
И слагала сказки,
Одарила внучку
Добротой да лаской
И тянулись ручки,
И шагали ножки
К бабушке любимой
Полем да дорожкой.
За окном избушки
Оживали сказки.
Бабушка и внучка
И невзгоды знали. Сколько еще сказок
Внученьке в наследство
Наслагала бабка,
Ласковое сердце!?
Сапоги обула
Внучка Босоножка.
Избу оглядела,
И пошла в дорожку.
За своей мечтою,
И за новой сказкой.
Больше нет в избушке
Бабушкиной ласки.
Затаились сказки
По углам избушки.
О добре и ласке
Внучки и старушки.
Нет слов, чтобы выразить чувства, возникающие при чтении этих стихов. Таких деревень, исчезнувших с карты нашей страны, десятки тысяч и процесс продолжается. (Часть текста удалена).
Николаев Геннадий. Продолж. следует.

Александр Городницкий. Чем моложе, тем менее смерти боишься...

Чем моложе, тем менее смерти боишься,
Потому что силен, потому что здоров.
И из дома опять убежать норовишь все
Под зеленый с поющими птицами кров.
И опасность пьянит нездоровым азартом,
Испытанием нервов: авось, не помру.
Я сижу и считаю таблетки на завтра,
С бестелесной партнершей кончая игру.
Для чего был азарт этот в юности нужен,
Когда в ряске бездонной тонула нога?
Для чего я дразнил разъяренного мужа,
Вынимавшего пьяной рукою наган?
Для чего под волной, что ломала надстройки,
Закреплял я какую-то шлюпку, дурак?
Я сижу у стола, пожилой и нестойкий,
И поступков своих не пойму я никак.
Сколько лет еще будет испуг этот длиться,
На моем недалеком и зыбком пути?
И смеются на снимках веселые лица
Тех друзей, что не дожили до тридцати.

Александр Городницкий. Не убежишь от Господня гнева...

Не убежишь от Господня гнева,
Топкая тундра, Москва ли, Киев.
Через какие ворота в небо? —
Так ли уж важно — через какие?

Молча кончину свою приемлю,
Не возражая и не тоскуя.
Через какую траншею в Землю? —
Так ли уж важно — через какую?

От долголетия мало толку.
Чёрные ветер разносит метки.
Листьям последним дрожать недолго
На опустевшей холодной ветке.

Ступим ногой в ледяное стремя
В робкой надежде достичь покоя.
Через какое забудут время? —
Так ли уж важно — через какое?

Александр Городницкий. Старые вещи.

В тельняшке этой лазил я на рею,
А в этой шубе, помню, был в Игарке.
Мы старимся, а вещи не стареют,
Хотя они ведь тоже - перестарки.

Пропахли вещи едким нафталином,
Не пахнут больше дымом и дождём.
Они, мы знаем твёрдо, не нужны нам,
И все-таки от них чего-то ждём.

Пиджак постылый сбросим поскорее,
Наденем эту славную одежду!
Мы старимся, а вещи не стареют
И нам внушают слабую надежду

Вернуть здоровье, странствовать по свету,
Стряхнуть, как платье, годы прожитые.
Всего и дел - надеть штормовку эту
И сапоги болотные литые!

Давно они в забвении глубоком,
Давно нам не нужны уже, и всё же,
Пока они лежат у нас под боком,
Себе самим мы кажемся моложе.
Kozhanyj Chulok

д. Торопово, д Хорошавино и Н. Царегородцев.

https://ok.ru/video/1896978451150

Ездили по этому же маршруту в апреле 2019 г. к одному из последних жителей д. Хорошавино  (между Сысуями и Танайкой) Царегородцеву Николаю,пчеловоду и любителю природы, переехавшему в Торопово после ликвидации деревни в конце 60 годов.

на фото дорога на Хорошавино. Конец апреля 2014 года.  Моста через Шклею давно нет.

DSCF2482


Хорошавино


 д. Хорошавино. Крыши домов из теса (из досок). На снимке Царегородцев Василий Романович.
царег
Царегородцев Н. В. в кителе своего старшего брата, выпускника ГВВУТ.
В1971г. на месте деревни оставалась одна баня, да и та сгорела, вероятно,от поджёга.
Видео и снимки     из блога Василия Куклина д. Торопово.
Kozhanyj Chulok

Друзьям - мальчишкам.

Отдых в пути миновал.
Пройден последний привал.
Кончены долгие споры.
Путь бесконечен и прост:
Вдаль – на сияние звезд!
Вдаль – через реки и горы.

Вы же, кого я любил,
Знайте, я вас не забыл,
Вашими жив именами!
Пусть не оставлю следа - 
Истинна наша звезда,
Та, что сияет над нами!
         Дж. З. З. Толкиен.

Владимир Туриянский. В архангельских лесах...

В архангельских лесах осенняя пора,
Желтеет лист берёз, краснеет гроздь рябины.
И в солнечных лучах - волшебная игра,
Как будто строчкой слёз прошитой паутина.

Ещё нет пенья вьюг, но вот над головой,
Не ведая границ и тяжести закона,
Уже пошёл на юг изломанный конвой
Неподконтрольных птиц под серым небосклоном

Они покинут край бревенчатых церквей,
Где чёрные кресты прострелены дождями...
Последнее "прощай" над сединой полей -
До будущей весны, до новой встречи с нами.

И мы за ними вслед. "Пора, мой друг, пора".
Как говорил поэт, "покоя сердце просит"
И горький дым вдохнуть последнего костра,
И слушать, как поёт по перелескам осень.
Kozhanyj Chulok

Весна 2019 г.




Весна 2019 г.





 Впрочем, в пятницу буду я рад
До Любани с тобой прокатиться:           
Глухари уж поют, говорят,
Да и вальдшнепу поволочиться,
Полагаю, приходит черед...
Сговоримся,- и завтра в поход!

Так и чудится: вальдшнеп уж тянет,
Величаво крылом шевеля,
А известно - как вальдшнеп потянет,
Так потянет и нас в лес, в поля!..
Н. А. Некрасов   7 апреля 1866









Весна 19 г. была сухой. Снег, как будто попросту, испарился. Не было видно ни темных от снеговой воды низин по лугам, ни шумных говорливых весенних потоков. Речки чуть-чуть напыжились и резко пошли на убыль. К открытию охоты не везде в лесу можно было набрать котелок снега для традиционног целебного лесного чая из снеговой воды.

В ожидании тяги в Отрезной.



Фото утром на на следующий день после тяги.

1е мая 19 г.




Подсадная утка Маня купается и прихорашивается, прежде чем приняться за работу.



В пойме у бывшей д. Новоселово. Утки Мани не видно из-за кочки. Фото из шалаша.


И в лесной речке Шклее воды почти как в межень.. Господи, дай нам летом дождей побольше, а зимой снегов да метелей, что бы озера не заболачивались,речки и ручьи не пересыхали.
И да обойдут нас пожары, глад, да мор и иные бедствия... Не приведи Господи.

Kozhanyj Chulok

Предзимье

... И от истоков Саскуиханны.
    Неся морозы и метели.
    Идет лесов владыка старый.
    Закутав плечи в одеяло.

Г. Лонгфелло. Песнь о Гайавате.


предзимье

10 ноября 18 г. Ветерок холодный с северо-востока.  Лужи на грунтовой дороге застекленели. Еще чуть-чуть и праздник перволедья.